Школьная королева

Глава VII

Джек в восторге

Чудесное это было поместье – «Пик» в Киллерней, в стране гор и озер, облаков и солнечного света. Но мистеру О’Доновану жилось тоскливо без любимой дочки Китти.

Утром он, встав раньше обычного, почувствовал тревогу. Ему приснилась Китти, и сон не понравился: дочь плакала. Она обнимала его за шею своими милыми ручками и говорила: «Папа, я слышу, как рыдает банши».

Конечно, у семьи О’Донован был свой призрак. Он всегда появлялся, когда бывали какие-нибудь тревоги. Мог сидеть ночью под окнами и издавать страшные вопли.

Мистер О’Донован решил сходить на озеро. «Надо бы и Джека взять с собой, – подумал он. – Мальчик, наверное, захочет пойти».

Джек был сыном его брата, храброго воина, убитого во время войны с бурами. Бедный ребенок остался сиротой, потому что его мать умерла еще при родах, и он рос вместе с Китти в поместье «Пик». Дети любили друг друга как родные брат и сестра.

После гибели брата мистер О’Донован оставил Джека у себя в имении, намереваясь дать ему хорошее воспитание.

Мальчик в наследство получил немного денег, которые были употреблены на образование; его зачислили в Уинчестерскую школу, где он и учился теперь весьма прилежно. Но все свободное время Джек проводил в доме дяди.

Мистер О’Донован потрепал мягкие волосы племянника, который уже открыл глаза и сладко потягивался в постели.

– Вставай, лежебока, я жду тебя. Мы прогуляемся к озеру и, может быть, встретим почтальона.

– Я знаю, вам нравится получать газету как можно раньше. Может быть, вы получите сегодня письмо от Китти.

– Вряд ли, мой мальчик, вряд ли. Китти некогда писать, ведь она стала королевой мая.

Джеку было приятно говорить о кузине.

– Так хочется, чтобы Китти поскорее вернулась домой. Здесь скучно без нее.

– Верно, Джеки. Я тоже скучаю по нашей дорогой Китти. Ну идем, пройдемся немного до завтрака.

Спустя четверть часа Джек, уже одетый, встретился с дядей в гостиной.

– Надеюсь, Джек, на свежем воздухе прогнать гнетущее впечатление, поскольку я видел сегодня дурной сон.

– Что же вы видели, дядя Фергус?

– Я видел банши, – с мрачным видом сообщил дядя.

Джек постарался повеселее улыбнуться.

– Но, дядя, не принимайте это близко к сердцу.

– Ты думаешь, что я обращаю на это внимание? Нисколько. Но я не мог оставаться в постели. Поэтому теперь мы идем гулять.

– Нигде нет такого воздуха, как в Ирландии, – сказал Джек, – а во всей Ирландии нет лучше воздуха, чем в Киллерней.

Мистер О’Донован и его племянник не спеша шли по дорожке к озеру.

– Должно быть, дядя, вон там, по берегу озера, сам почтальон идет. Позвольте мне побежать навстречу ему. Можно, дядя?

– Сдержи свое нетерпение, мой мальчик. Я еще не стар и могу ходить так же быстро, как ты. Джек, ты стал большим утешением мне с тех пор, как меня уговорили отослать мою Китти в эту английскую школу.

– О, это очень хорошо для нее! – воскликнул Джек. – Я ненавижу Уинчестерскую школу, но все же и она приносит мне пользу – помогает избавляться от лишней гордости.

– Лишняя гордость?! У О’Донована из «Пик» не может быть слишком много гордости. Помни, мой мальчик, что ты тоже О’Донован из «Пик»; ты станешь наследником, когда наступит моя очередь отправиться к праотцам.

Джек покраснел.

– Ну, дядя Фергус, надеюсь, что это случится не скоро и к тому времени сам я буду старым.

Мистер О’Донован усмехнулся, довольный ответом племянника.

– Однако поторопимся, дядя. Может быть, есть письмо от Китти.

– Вряд ли.

Почтальона звали Тедди О’Флинн, и во всей округе никого не любили и не уважали так, как его. Тедди был хорошим человеком. И он приносил хорошие вести.

– Как вам нравится это раннее утро, мистер О’Флинн?

– Утро прекрасное, ваша честь, – бодро ответил почтальон. – Как всегда, у меня для вас газета. Но сегодня еще и два письма.

Джек бросился к почтальону.

– Это от Китти, от Китти! – кричал он со сверкающими глазами. – Одно вам, дядя Фергус, а другое – мне, от Китти. Ура! Ура! Ура!

– Это очень приятно, – сказал О’Донован, и щеки его порозовели от удовольствия. – Вот вам шесть пенсов, мой милый, и если у вас нет писем слугам, то вам незачем идти к нам в дом. Джек и я прочтем письма на открытом воздухе.

– Благодарю вас, ваша честь. А я выпью за здоровье мисс Кетлин в «Синем драконе».

Глаза у Джека горели от восторга.

– Ну, дядя, где мы будем читать наши письма?

– Да здесь же, – сказал О’Донован. – Не стану отрицать, мой мальчик, что эти неожиданные письма – большая радость для меня после дурного сна и других неприятностей. Сначала мы оба прочтем свои письма про себя, а потом вслух, хорошо, Джек?

– Да, сделаем так, – согласился Джек.

Мистер О’Донован разорвал конверт и прочитал письмо, написанное Китти в ночь перед тем, как она стала королевой мая. Письмо Джеку было послано позже, но из-за небольшой задержки на почте оба письма пришли одновременно. Старый сквайр дрожал, пробегая глазами строки письма.

– Милая! Милая! Да благословит ее Господь! – бормотал он. – Какая она, наверное, была хорошенькая. Как бы мне хотелось ее увидеть.

Счастливый отец дочитал письмо до конца.

– Право, Джек, наконец-то у них оказалась настоящая королева мая – дочь древних ирландских королей, девочка, в жилах которой течет действительно королевская кровь. Она, несомненно, была очаровательна, украшенная цветами, не правда ли, Джек?

– Дядя, от какого числа ваше письмо?

– Мое письмо? Подожди, посмотрю. От 30 апреля. Она писала его накануне праздника.

– Но ведь мне Китти никогда не писала прежде, – удивился Джек. – А рассказала ли она вам про церемонию – как все было?

– Ну, Джек, как могла она рассказать про церемонию, когда ее еще не было? Она написала, что позже сообщит обо всем подробно. Должно быть, почтальон принесет мне завтра еще письмо от нее – с подробностями.

– Но у меня уже есть такое письмо – о празднике! – почти крикнул Джек. – Она написала мне вечером того дня. Мое письмо помечено первым мая. Слушайте, дядя.

– Китти написала о церемонии тебе? – нахмурился мистер О’Донован.

– Да, вот в этом письме.

– Удивляюсь, что она написала тебе прежде, чем мне, своему отцу.

– Не сердитесь, дядя. Это такая радость для меня.

– Конечно, я не сержусь, мой мальчик. О чем же сообщила тебе Китти?

Джек громко и с удовольствием прочитал письмо.

– Да, письмо очень милое, – сказал мистер О’Донован, выслушав Джека, читавшего в полном восторге. – Но тон его несколько удивляет меня. Оно не совсем похоже на прежние письма Китти. Мое мне нравится больше. Сразу ясно, что его писала моя милая девочка, моя любящая маленькая Китти. Она ведь никогда не думала о том, красива или нет. Не знаю, полезна ли для школы вся эта церемония с королевой мая. Когда поеду за Китти, чтобы взять ее на каникулы, непременно поговорю об этом с миссис Шервуд.

Мистер О’Донован и мальчик пошли домой, где их ожидал настоящий ирландский завтрак. Оба они проголодались, поэтому и накинулись на еду. Потом Джек ускользнул в лес, который начинался почти сразу за домом, и там несколько раз перечитал письмо Китти. Возвращаясь, он увидел, что к дому идет мальчик, посыльный с телеграфа.

Что бы это могло означать? Ведь никто не присылал телеграмм в «Пик». Джек спрятал письмо в карман и побежал домой.

Телеграмма была адресована мистеру О’Доновану.

– Я пойду поищу его, – сказал Джек мальчику. – Подожди здесь.

Мальчик сел. Джек быстро нашел дядю на заднем дворе, где тот осматривал поросят, родившихся утром.

– Эй! Ты здесь, Джек? Вот опять счастье. То были письма от Китти, а теперь вот поросята. Очевидно, мой сон – чистый вздор. У нас все пойдет хорошо. А зачем ты сюда пришел, мой мальчик? В чем дело?

– Вам пришла телеграмма, дядя, – ответил Джек, – и там дожидается посыльный. Он хочет знать, будет ли ответ.

– Телеграмма? Мне? Дай мне ее скорее! Уже много лет я не получал никаких телеграмм. Джек, мне как-то не нравится это.

– Да вы не волнуйтесь и прочтите телеграмму, милый дядя.

– Да, конечно. У меня немного дрожат руки. Открой ее, пожалуйста, Джек.

Джек исполнил желание дяди. Рабочие с фермы стояли рядом, возбужденные и внимательные. Джек громко прочел:

– О’Доновану «Пик», Киллерней. Получено ли сегодня утром письмо от Китти О’Донован, адресованное Джеку О’Доновану? Ответ оплачен. Телеграфируйте: да или нет. Шервуд.

– Господи боже мой! Письмо-то, оказывается, имеет важное значение.

– Я отвечу, хорошо, дядя?

– Да, разумеется. Какой шум они поднимают! Конечно, получено. Отправленное по почте обыкновенно доходит, а здесь этим заведует наш почтальон. Он никогда не теряет писем. Хорошо знает свое дело.

– Что мне написать, дядя?

– Напиши: «Да, рад, что получил. Джек О’Донован».

Джек быстро написал эти слова, и посыльный отправился обратно на телеграф. А сквайр много раз в течение дня выражал удивление по поводу телеграммы, но и не подозревал, какую роль она сыграет в жизни Китти, дорогой его сердцу Китти.