Планета Хочуха

Вячеслав Низеньков

Эпиграф

Взрослые! Если вы встретите Хочух, не обижайте их.

(автор)

Встреча

Где – то там, в далёких Мирах, которые не видно даже в самый большой Земной телескоп, была Галактика, а в этой Галактике крутилась вокруг своего весёлого и яркого Солнца маленькая планета под названием Хочуха. А всех жителей этой планеты так и звали – «хочухи» и, соответственно, вся планета целиком вместе с морями, океанами, лесами, полями, горами и реками так и называлась: планета Хочух.

Но это была непростая планета. Это была планета особенная! И там было всё не так, как у нас на Земле, потому что там всё было совсем по – другому, и вот, именно, поэтому там и жили Хочухи. Потому что, если бы там всё было, как у нас на Земле, они бы просто не смогли там жить.

Нет, они бы, конечно, не умерли, но они никогда не стали бы Хочухами, да и их планета тогда называлась бы совсем по – другому и не носила гордое название – Хочуха.

Вы спросите меня, откуда я всё это знаю?

Да просто много лет назад, когда я был маленький, жители Хочухи были у нас на Земле. Вы, естественно, спросите, а почему тогда взрослые ничего об этом не говорят и не рассказывают? И я вам отвечу, ничего не скрывая. Да потому, что взрослые ничего про Хочух и не знают! Хочухи с ними в контакт не вступали. Они наших взрослых просто испугались.

Да и, конечно, я их понимаю: наших взрослых любой Хочуха испугается и не будет с ними разговаривать, потому что наши взрослые им бы просто не поверили, что они с другой планеты, да ещё, в придачу, начали бы их ругать, что они сочиняют сказки и обманывают очень занятых и серьёзных людей – взрослых. А всё потому, что Хочухи похожи на нас, как две капли воды, и Хочухи это…. Кто? …

А вот про это я вам сейчас и расскажу, ничего не скрывая и не придумывая. С тех пор прошло много времени и много воды утекло. Мы выросли и стали взрослыми, но хранили свою детскую тайну в секрете от всех – всех взрослых, которые не верят в чудеса. И вот теперь сами Хочухи сняли секрет, а значит пора рассказать всем вам, ребята, про чудесную планету Хочуха и её весёлых, жизнерадостных жителей – Хочух.

А дело было очень – очень давно. Жил я тогда с родителями в городе Свердловске на улице Чапаева, где мальчишки звали наш район – Средний Щорс. Свердловск – это большой город на Урале, где много жителей, много-много высотных домов и всяческих других зданий. Теперь он называется Екатеринбург.

Закончил я пятый класс, и были у нас летние каникулы. Учились мы в старенькой двухэтажной школе №109, и она была совсем рядом с нашими домами, где мы жили. Школа была небольшая и уютная. А главное, что было хорошего в нашей школе, это футбольное поле, где мы со всеми мальчишками со двора пропадали целыми днями. Был у нас один волейбольный мяч на весь двор, которым мы и гоняли в футбол.

Стоял июль, и междворовый футбольный сезон был в самом разгаре. На днях наша команда продула пацанам с Автовокзала 1 : 3. Наш вратарь, мой друг и одноклассник Серёга пропустил три мяча! Девчонки с Автовокзала кричали: «Вратарь – дырка из команды решето», а малышня поменьше, что ещё не играли с нами в футбол, вовсю освистывали нашу команду, но предварительно, забравшись повыше на тополя, чтобы, значит, не получить по шее от проигравшей стороны. Эта мелюзга освистывала всех: и своих, и чужих для них главное было, чтобы посвистеть.

Но когда влетал очередной гол в наши ворота, и поднимался девчачий писк, на земле и свист на тополях, наш рассвирепевший защитник Андрюха, тоже мой друг и одноклассник, грозил кулаком в сторону тополей, где, как воробьи на ветках, сидели зрители из первых, вторых и третьих классов, и орал:

– Вот только спуститесь оттуда! Вот только спуститесь, Соловьи – разбойники, всех в крапиву покидаю! Мелюзга сопливая!

Но эти угрозы были неэффективны, потому что Андрюху все знали, так как после игры он сразу успокаивался и своих угроз во время матча уже не помнил.

Мальчишки, кто учился в седьмых, восьмых классах и ещё старше, чинно сидели на травке в теньке, щёлкали жареные семечки, и как только семечки подходили к концу, они скидывались по мелочи, что у кого было в карманах, и пара «свистунов» с тополя бегом неслись на базарчик Автовокзала напрямую через пустырь и приносили два – три бумажных пакетика с жареными семечками. Они тогда стоили 20 копеек стакан.

Футбол – это было очень значимое событие для всего молодого поколения нашего района, и каждый отборочный матч долго ещё обсуждался во дворах и на улице. Всех ведущих футболистов, прославивших свои дворы, знала вся школа и весь район.

Ну, а я был капитаном нашей футбольной команды и главным «забивальщиком» голов. Как говорили мальчишки: у меня был пушечный удар, и «вражеские» вратари меня откровенно побаивались, даже не считая позором пропустить забитый мною мяч.

И вот, после позорного проигрыша 1 : 3, на другой день мы с Серёгой – вратарём поутру, когда уже родители ушли на работу, отправились на футбольное поле тренироваться. Серёга просил «попинать» ему. Вот, значит, стоит Серёга в воротах, а я с разных позиций луплю ему. Серёга падает, пыль стоит столбом, и мы с ним оба уже порядком устали, когда я «мазанул», и мяч выше перекладины улетел далеко в заросли молодняка тополей и смородиновых кустов. Куда он упал, мы не видели, и поэтому отправились искать его вдвоём.

Серёга пошёл в правую сторону, а я полез в левую искать мяч. Продираясь сквозь эти заросли, возле тополя вижу наш мяч. И уже хотел крикнуть Серёге:

– Нашёл!

Потом смотрю, а там на куче старого кирпича возле мяча сидит девочка лет восьми и смотрит с любопытством на меня. Пролез я сквозь заросли и говорю:

– А ты откуда здесь взялась?

А она так серьёзно отвечает:

– С Хочухи.

Я вспомнил все улицы и районы, что знал, но такого названия не встречал. Подумал немного, потом спрашиваю:

– А эта Хочуха, она в городе?

Девочка встала с кирпичей, отряхнула платьице и говорит:

– А ты невзрослый?

Я чуть подумал и ответил:

– Да нет пока. Я ещё не вырос до взрослого.

Девочка помолчала, вздохнула:

– Ну ладно тогда. Если ты невзрослый пока, то тогда тебе можно показать мою Хочуху.

И достаёт из маленькой сумочки ярко – белую пластинку. Тыкает в неё пальцем и там появляется экран, как в телевизоре. Это вас сейчас не удивить смартфонами и другими хитрыми устройствами, а тогда у нас даже телевизоры были толщиной с полметра.

Ну, в общем, тыкает она пальцем в пластину, загорается экран, и на нём я вижу пятиминутное космическое путешествие с Земли на маленькую красивую планету.

Девочка, видя моё лицо, видно, поняла, что я ничего не понял и сразу сказала:

– Но это секрет. Понимаешь?

Я потерял дар речи и обалдело покивал головой. Слышу, а в кустах Серёга ругается, мяч найти не может. Я и говорю девочке:

– А можно Серёгу позвать?

Девочка сразу так подозрительно спрашивает:

– А он невзрослый?

– Да нет, – говорю.

– Серёга – мой одноклассник и мировой парень! «Во!» – и показываю ей большой палец.

Девочка, внимательно посмотрев на мой палец, чуть подумала, потом говорит:

– Ну если «Во!», – показывая мне большой палец, – Тогда зови!

Тут я ещё на всякий случай, чтобы поднять уважение к Серёге со стороны инопланетян, говорю:

– Серёга – скала! Я его всю жизнь знаю, мы с ним за одной партой сидим в школе!

Девочка одобрительно покивала головой, а я коротко свистнул и крикнул:

– Серёга? Иди сюда.

– Нашёл что ли? – раздалось из зарослей смородины.

– Нашёл. Давай быстрей. Дело есть! – я уже не орал, и старался говорить потише. Дело-то было очень секретное.

Вылезший из зарослей и весь поцарапанный Серёга недоумённо уставился на девочку.

– Это кто, Славян?

Я его похлопал по плечу и сказал:

– Ты только не волнуйся, Серёга. Ты как на воротах, когда тебе бьют одиннадцатиметровый. Сосредоточься. Понял?

Серёга шмыгнул носом и сказал:

– Понял. А чо такое-то?

– Вот смотри, Серёга, она тебе сейчас одну штуковину покажет, но ты только не ори и не удивляйся. Это дело секретное. Понял?

Серёга чуть подумал, потом сосредоточенно выдохнул:

– Понял. Показывай!

Девочка опять достала свою белую пластину, ткнула в неё пальчиком…

Глядя на Серёгу, я увидел, каким дураком был сам десять минут назад. Рот у него открылся, язык вывалился, глаза выпучились и сказать он ничего не мог.

Посмотрев на меня, он выдохнул:

– Это чо такое?

Глядя на изумлённого друга, я вздохнул:

– Эх, Серёга, Серёга. Тёмный ты человек. Говорил я тебе на новогодних каникулах: «На, бери фантастику Герберта Уэллса, читай пока книжка у меня и не забрали её», а ты «хоккей, хоккей». Ладно уж, иди вон на кирпичи, садись. Будешь слушать.

Серёга послушно протопал до кучи кирпича и молча уселся. Я пристроился рядом.

Девочка внимательно на нас посмотрела и сказала:

– Ты, Серёга, совсем невзрослый, ты очень похож на нас – Хочух, а вот ты, Славян, наверное, скоро станешь взрослым, но я всё равно ХОЧУ вам рассказать про нас, про Хочух. Наша планета далеко. Даже не планета, а галактика.

Она замолчала, подумала и продолжила:

– А может, и Вселенная другая, я в этом сильно не разбираюсь. Мне нравятся дети, а не астрономия.

Здесь Серёга, видно, очухался от шока, потому что брякнул:

– Согласен!

Девочка засмеялась и спросила:

– А вы не трусы, мальчики?

Серёга сразу нашёл достойный ответ, потому что пропел:

– Трус не играет в хоккей.

Потом покосился на меня и поправился:

– И в футбол.

Я забыл сказать, что Серёга был классным хоккейным вратарём, а футбольные ворота ему всегда казались через чур большими и именно поэтому, по его словам, он и пропускал голы.

Но я сразу заподозрил неладное в этом вопросе. Потому что если девчонка спрашивает тебя, не трус ли ты, значит, хочет, чтобы ты сделал что-то ненормальное для нормального человека. Поэтому я сразу спросил:

– А что ты спрашиваешь?

Девчонка усмехнулась, как наши все девчонки и говорит:

– А если я вас в гости на экскурсию позову, не испугаетесь?

Серёга, умный парень, сразу сообразил:

– Это что? На вашу планету через весь космос что ли? Мне мама даже через улицу Щорса не разрешает переходить, а ты зовёшь на другую планету. А вдруг авария с ракетой случится? Всё. Мы там застрянем на всю жизнь.

Серёга шмыгнул носом, видно, представляя, как родители будут переживать, если он вдруг пропадёт на всю жизнь…

Вернуться к началу книги «Планета Хочуха»